Инерция страха: Социализм и тоталитаризм

С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее. Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации.

О работах Валентина Федоровича Турчина по кибернетике и информатике

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН. ИНЕРЦИЯ страха. СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ. Издание второе. ИЗДАТЕЛЬСТВО"ХРОНИКА”. НЬЮ ЙОРК,

Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет. Когда человек начинает о белом говорить, что оно — белое, а о черном — черное, его за это наказывают, и он попадает в отщепенцы, диссиденты.

Я хочу перечислить важнейшие из этих идей: Однако в некотором отношении нынешний вариант существенно отличается от первоначального, что объясняется наличием между ними семилетнего интервала. Даниэля прозвучали имена А. Можно было надеяться, что в стране имеется какое-то социально значимое меньшинство, готовое активно добиваться осуществления демократических перемен. Свою задачу я, как и многие самиздатовские авторы того времени, видел прежде всего в том, чтобы наметить идейную основу для выявления и объединения усилий этих людей.

Действуя с позиций градуализма, я сделал кое-какие терминологические уступки, подчеркнул точки пересечения своей системы взглядов с официальной советской идеологией и исключил из рассмотрения многие важные аспекты, по которым имеет место расхождение. Я считал, что остальное должно быть понятно по умолчанию, если есть желание понять. Но оказалось, что базы для существенного расширения круга"подписантов" не было, как нет ее и по сей день.

Для того чтобы произвести какие-то перемены в обществе, должно существовать активное меньшинство, которое стремится к этим переменам. В процентном выражении оно может быть очень малым например, одна десятая процента от всего населения может оказаться чрезвычайно влиятельной, если речь идет о переменах, которые давно назрели и пассивно поддерживаются более широкими слоями что и имеет место в данном случае. Но это должны быть люди, которые в самом деле стремятся к переменам, которые хоть чем-то готовы рисковать или жертвовать для этой цели.

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание .

Эти выводы ни на чем не основаны. Напротив, все говорит о тенденции к увековечиванию тоталитарных порядков. Уровень насилия падает по мере того, как общество привыкает к этим порядкам, смиряется с ними. Можно говорить также о смягчении сталинского режима к году по сравнению с м. Но все это является лишь следствием и свидетельством стабилизации тоталитаризма, Основные принципы, на которых зиждется новый строй, не меняются ни на йоту: И те же тюрьмы для непокорных, разве что нет расстрелов.

Впрочем, Юрий Галансков фактически убит в тюрьме. А сколько еще таких случаев, о которых мы ничего не знаем? Гибель полубогов Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям:

Инерция страха. Социализм и тоталитаризм (2)

В году Валентин Федорович переходит в Институт Прикладной Математики АН СССР и, как он потом рассказывал, задумывает разработку кибернетического подхода к развитию философии, науки и общества и программу работ, которой занимается все последующие годы. Основываясь на том, что современной точкой роста, крупномасштабным метасистемным переходом в науке и технологиях является развитие формально-языкового моделирования и его автоматизация с помощью компьютеров, в х годах разрабатывает функциональный язык программирования Рефал для обработки символьной информации и затем создает новое научное направление в области преобразований программ — суперкомпиляцию, которое продолжается его учениками.

Валентину Федоровичу было свойственно уникальное стремление к ясности мысли и соответствию идей и дел во всех сферах, включая общественные. Руководствуясь концепцией метасистемного перехода в науке, с середины х гг.

Валентин Федорович Турчин (–) после окончания развитое в книге «Инерция страха: социализм или тоталитаризм» [13, 35].

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Я вдруг заметил, что у нас больше нет культа героев, который был характерен для времен моего детства. В тридцатые годы Валерий Чкалов был кумиром буквально каждого мальчишки в стране. Для нынешнего поколения с ним можно сравнить только Юрия Гагарина, но я уверен, что по глубине и искренности внушаемого им восхищения, а также по числу подражателей Чкалов намного опережает Гагарина.

Да разве только Чкалов? Я до сих пор помню эти четыре имени: Папанин, Кренкель, Федоров и Ширшов. А герои гражданской войны? В тридцатые годы имена авиаконструкторов были известны всем, их популяризировали в качестве примера для подражания. Королева — руководителя нашей программы освоения космоса — стало известно широкой публике только после его смерти.

Валентин Турчин - Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

.

Валентин. Турчин. (14 февраля апреля ) Валентин Турчин закончил Московский университет как физиктеоретик. «Инерция страха».

Содержание Отрывок из книги Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима.

Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников. Сталинская мясорубка была нужна, чтобы внушить человеку Великий Ужас перед государством, чтобы перевоспитать его в новом, тоталитарном духе. И это делалось с размахом, с запасом. Шло экспериментирование, разрабатывались новые методы. При этом, естественно, нередко переступалась граница необходимого: Перегиб здесь, перегиб там Теперь это слово вышло из моды.

Власти приобрели опыт, они научились бороться с идеями малой кровью, стараясь избежать чрезмерных репрессий. Сложился новый правящий класс, который отличает своих от чужих, и своих никогда не трогают.

Валентин Турчин – Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Как страничка в своем букваре. Но это не весь ответ. В 46 лет пересаживаться на чужую почву — это значит никогда на ней полностью не прижиться. Об этом нет и речи. Он как бы связующее звено между двумя странами, которое полностью не принадлежит ни одной из них.

Турчин подписал первое письмо в защиту А. Гинзбурга. В г. в Самиздате появляется брошюра «Инерция страха». В г. им подготовлена к.

Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера. Максим испытывал такое отчаяние, словно вдруг обнаружил, что его обитаемый остров населен на самом деле не людьми, а куклами Перед ним была огромная машина, слишком простая, чтобы эволюционировать, и слишком огромная, чтобы можно было надеяться разрушить ее небольшими силами. Не было силы в стране, которая могла бы освободить огромный народ, понятия не имеющий, что он не свободен

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Война магов Александр Прозоров Тяжка ноша — знать будущее. Эмили Джилли Купер Став женой неотразимого и непредсказуемого Рори Бэлнила, Эмили жаждет одного — любить и быть любимой. Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин В данной работе В. Филиппов и др. Неукрощенная Элизабет Лоуэлл Приказ короля был ясен и жесток — юной саксонской леди Маргарет Блэкторн надлежит стать супругой норманнского рыцаря

Валентин Фёдорович Турчин (, г. Подольск, Московская шутят», « Феномен науки. Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха.

Валентин Фёдорович Турчин , г. Отец Петра Валентиновича Турчина. Содержание Биография В данной статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок , но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками , могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники. Окончил физический факультет МГУ и с по работал под Москвой в Обнинске в Физико-энергетическом институте, где изучал рассеяние медленных нейтронов в жидкостях и твёрдых телах и защитил докторскую диссертацию.

В 33 года он уже был известным физиком-теоретиком с большими перспективами. Текст пьесы в мельчайших подробностях воспроизводит протокол реальных диссертационных защит, так что у зрителя читателя остаётся впечатление, что такая или аналогичная диссертация действительно могла бы быть защищена, несмотря на очевидную абсурдность как самой темы, так и реплик в ходе её обсуждения. Взамен ему было предложено разрешение на эмиграцию в Израиль без желания с его стороны.

Кибернетический подход к эволюции.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей. В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера.

Максим испытывал такое отчаяние, словно вдруг обнаружил, что его обитаемый остров населен на самом деле не людьми, а куклами

ТУРЧИН Валентин Федорович - советский общественный деятель, Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха.

В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам: Автор удивительно тонко и точно описывает разницу между оригинальными идеями социализма и их конкретной реализацией, а также объясняет, на каких принципах, по его мнению, может быть построен социализм, ориентированный на свою оригинальную идею - творческую интеграцию разных людей.

В заключительной части книга производится анализ текущей идеологии стран Запада и его недостатков на основе произведений Маркузе и Тоффлера. Поделиться в соц сетях Реклама Ссылки для скачивания:

Валентин турчин

Ссылки и примечания к третьей части Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так.

Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее.

Книга В.Ф.Турчина «Инерция страха. Социализм и тоталитаризм» была издана только в английском переводе: «The Inertia of Fear and the Scientific.

Именно эта черта была взята Лениным за основу, когда он переносил западное учение на восточную почву. Многое утерялось в процессе переноса, но марксистский нигилизм остался. Он дал чудовищные всходы на новой почве и привел ленинскую партию к массовому уничтожению людей, а затем и к самоуничтожению. По марксистской теории считается, что в основе всего учения лежит диалектический материализм; затем из него выводится исторический материализм, а из этого последнего — социальные и политические установки.

Можно не сомневаться, что действительное движение в процессе становления марксизма шло в обратном направлении: Тезис — материя первична, сознание вторично — сам по себе не имеет точного смысла; если под этим понимать только то, что сознание появляется на определенном уровне развития материи то есть всеобщей реальности , то это общеизвестный научный факт.

Однако этот тезис включает в себя в обычной марксистской интерпретации нечто большее: Представление о творчестве и о связи этого понятия с сознанием и волей личности, которое столь характерно для современной европейской философии беря начало, по-видимому, от А. Бергсона , полностью отсутствует в марксизме. Маркс писал, что для него процесс мысли есть только отражение процессов реальности, перенесенное в человеческую голову.

Тезис"сознание вторично" имеет нигилистическую эмоциональную окраску: Посмотрите, как недвусмысленно и с каким восторгом! Марксизм поднял восстание против господства мысли, подчинив ее материальной действительности. Если даже для мысли марксизм уготовил такую жалкую участь, то что ожидает доброту, терпимость, любовь?

что сильнее Я или страх. Где моя Энергия, делюсь понимание в данный момент.